Разделы

Аудиторская тайна

19.07.2011

Вокруг Банка Москвы разгорается новый скандал. В российской BDO, входящей в пятую по величине мировую сеть независимых аудиторских и консультационных компаний, прошли обыски. Они касаются расследования уголовного дела в отношении бывшего главы БМ Андрея Бородина и его заместителя Дмитрия Акулинина и, как говорят, к BDO отношения пока не имеют. "Ко" попытался выяснить, какие последствия грозят аудитору.
Текст Андрей Красавин. Фото ИТАР-ТАСС.

Претензий к BDO пока нет. Официальный представитель BDO Михаил Фельдман подтвердил "Ко" проведение следственных мероприятий, но отметил, что они велись в отношении третьих лиц. От дальнейших комментариев он отказался. Речь идет об одном из крупнейших клиентов компании - Банке Москвы (БМ) . Выемки документов проводились в рамках расследования дела по проблемным кредитам. В частности, это заем на 12,76 млрд руб., выданный банком летом 2010 г. ЗАО "Премьер Эстейт". По данным следствия, эти средства были переведены на личные счета супруги экс-мэра Москвы Елены Батуриной. Сейчас БМ находится в тяжелом финансовом положении. ЦБ, Агентство по страхованию вкладов (АСВ) и Минфин приняли решение о его санации и выделят банку на восстановление кредитоспособности 295 млрд руб. Кроме того, его основной акционер - ВТБ - должен внести в капитал еще 100 млрд руб. из-за резкого ухудшения качества кредитного портфеля. "Это политическое решение. Без санации превратившийся в "помойку" Банк Москвы спасти было нельзя, - считает председатель совета директоров компании "Арбат Капитал Менеджмент" Алексей Голубович. - Большинство кредитов выдавалось "своим" фирмам и предполагалось, что они будут их гасить или пролонгировать. Но, как только поменялась власть в Москве, "своих" не стало, кредиты сделались невозвратными".

Негативный сценарий

Альтернативные варианты решения проблем банка без участия государства могли бы повлечь за собой ряд негативных последствий. В частности, отзыв лицензии вызвал бы всплеск недоверия со стороны иностранных инвесторов к российским кредитным учреждениям. "Это поставило бы под угрозу в том числе и программу приватизации госпакетов акций во всех финансовых институтах, - рассуждает начальник корпоративной службы юридической компании "Самета" Ольга Сницерова. - Вряд ли удалось бы избежать и паники среди населения: с учетом того, что Банк Москвы воспринимался как государственный институт, многие вкладчики хранили в нем сбережения, превышающие лимит ответственности государства в рамках системы страхования вкладов. Даже кратковременная паника населения, как мы видели в 2004-м и особенно в 2008 г., способна спровоцировать масштабный отток депозитов из банковской системы". Его предполагаемую величину эксперты оценили в сотни миллиардов рублей. "Не считая трети бюджетных средств и средств госпредприятий в структуре депозитов, масштаб потенциального оттока вкладов мог бы составить порядка 400 млрд руб.", - говорит аналитик ИФД "КапиталЪ" Кристина Лядская.

В настоящий момент внешний долг российской банковской системы составляет около $150 млрд, при этом в последнее время банки получили возможность привлекать ресурсы на внешнем рынке по самым низким в истории ставкам. "Банкротство Банка Москвы привело бы к росту стоимости ресурсов для всех российских банков, - уверен главный экономист УК "Финам Менеджмент" Александр Осин. - Повысился бы уровень инфляции, поскольку в последние годы в РФ был большой объем денежной эмиссии". По его мнению, началось бы торможение экономики в тот момент, когда она только стала восстанавливаться. Объем средств, утекающих за границу в виде повышенных процентных ставок за банковские кредиты, мог исчисляться миллиардами долларов в год. "Банкротство банка без компенсации его кредиторам стало бы катастрофой для рынка, - подчеркивает Алексей Голубович. - АСВ выплатит деньги вкладчикам, но могли серьезно пострадать юридические лица. Если бы они начали избавляться от своих требований с дисконтом, то "завалили" бы рынок долговых обязательств". Сложение всех этих факторов могло привести к замедлению экономического роста на несколько процентных пунктов ВВП, что несопоставимо с депозитом в $10 млрд, который будет погашен банком после восстановления нормального режима работы.

Как спасали Банк Москвы

Объем "плохих" кредитов, выданных компаниям, аффилированным с бывшим руководством БМ, составляет 360 млрд руб., а объем недостающих резервов - 227 млрд руб. "Но сейчас с банком уже все в порядке, его докапитализируют, а стоимость со временем вырастет относительно текущих цен в разы, - полагает Александр Осин. - У Банка Москвы чистых активов на триллион рублей, сформированы резервы на покрытие "плохих" активов, которых вполне достаточно на возмещение убытков". Более того, кредиты выдавались реальному бизнесу, и БМ вполне может претендовать на имущество должника. Поэтому было важно сохранить банк в текущем виде, чтобы иметь возможность взыскивать активы с заемщиков, связанных с предыдущим менеджментом БМ. "Если это реально действующие предприятия, путем активного судебного давления убытки могут быть в значительной мере компенсированы", - отмечает заместитель начальника информационно-аналитического отдела Пробизнесбанка Валерий Пивень.

Несмотря на проблемы с кредитным портфелем, Банк Москвы продолжает играть важную роль в финансовой инфраструктуре столицы. В случае его банкротства быстро выстроить связи между другими банками и всем муниципальным хозяйством города было бы практически невозможно. "Это по-прежнему системообразующий банк городской экономики, - констатирует Валерий Пивень. - Он в целом работает нормально за счет ВТБ, который стал гарантом по его обязательствам, имея дееспособный операционный механизм".

Все сходит с рук

История с BDO в России может стать третьей крупной претензией госструктуры к работе аудиторов. В 2006 г. Федеральная налоговая служба пыталась лишить лицензии PwC и взыскать в доход государства гонорар в 16,8 млн руб. за аудит ЮКОСа. Гонорар и лицензию компания отстояла, а вот аудиторские заключения отозвала, сославшись на то, что ЮКОС ввел аудиторов в заблуждение. Вторая история в 2009 г. была связана с проверкой Счетной палатой (СП) авиаперевозчиков, входящих в альянс AirUnion ("Красноярские авиалинии", "Домодедовские авиалинии" и "Самара"). СП обвинила их аудитора, "HLB Внешаудит", в том, что он не сообщал государству о проблемах компаний, а выдавал "на протяжении нескольких лет безоговорочно положительные аудиторские заключения". Тогда было выявлено, что дебиторская задолженность авиакомпаний за проверяемый период увеличилась примерно в 3-4 раза. Материалы проверки переданы в Генпрокуратуру и ФСБ, но, похоже, так там и остались без движения.

В мировой практике было несколько случаев, когда обвинения в фальсификации отчетности довели аудитора до банкротства. Самый известный из них - исчезновение с рынка фирмы Arthur Andersen, входившей вместе с PwC, Ernst & Young, KPMG и Deloitte & Touche в "большую пятерку аудиторов". В 2002 г. она была признана виновной в том, что сознательно вводила клиентов в заблуждение относительно финансового состояния энергетического концерна Enron, а также в том, что аудиторы уничтожили бухгалтерские документы обанкротившегося гиганта. После этого из Arthur Andersen начался исход клиентов, что привело к банкротству. В России "прославилась" фирма "АКОНТ", ставшая первым и пока единственным банковским аудитором, чье заключение по отчетности обанкротившегося Интернационального торгового банка было признано судом заведомо ложным. Основанием послужили два противоположных заключения, выданных АКОНТом за полгода до банкротства кредитного учреждения. "Хорошее" предназначалось для акционеров и публикации, а второе, где было указано на плохое качество активов и недостаточное резервирование, - для внутреннего пользования. АКОНТу удалось избежать наказания. По закону этим должно заниматься саморегулируемое объединение аудиторов, но аудитор успел подать заявление о выходе из этой организации.

После истории с Банком Москвы появились подозрения в отношении BDO. Например, обладал ли аудитор информацией о мошенничестве бывшего руководства? Эксперты полагают, что он мог и не подозревать о реальном положении дел. "Сама по себе аудиторская контора не является регулятивным органом, обязанным контролировать механизм выдачи кредитов, формирования залогов, то есть проверять соответствие банковской практики требованиям ЦБ, - поясняет Валерий Пивень. - Ее основная задача - подтвердить или опровергнуть соответствие предоставляемой информации нормативам МСФО и РСБУ. Если с этой точки зрения у компании проблем не было, то и ответственность BDO минимальна". Похоже, что так оно и будет. Во-первых, никому из аудиторов, заверявших отчетность банков, санированных в кризис, официальные претензии ЦБ или Минфина предъявлены не были. Во-вторых, уже новый совет директоров Банка Москвы утвердил BDO аудитором кредитного учреждения еще на год.

http://ko.ru/articles/23369



Возврат к списку



СОФТИС - разработка сайта