Home Mail Print

Разделы

Все тайное не станет явным

21.12.2017
Арбитражный суд Нижегородской области закрыл от общественности процесс по взысканию с бенефициара компании Олега Дерипаски и ее президента Вадима Сорокина в пользу ПАО ГАЗ 11,5 млрд руб. убытков. Таким образом он удовлетворил ходатайство ответчиков, которые ссылались на то, что в затребованных истцом документах содержится коммерческая тайна. Миноритарии общества, которые и вышли в суд с иском, обвинили бенефициаров в злоупотреблении правом. По мнению экспертов, закрытие информации от СМИ не отразится на позициях сторон. Истцам, считают юристы, придется доказать, что понесенные убытки являются результатом деятельности управленцев и договоры со связанными компаниями заключены на нерыночных условиях.

Дело о взыскании в пользу ПАО ГАЗ убытков в размере 11,45 млрд руб. инициировали миноритарии общества — The Prosperity Cub Fund, The Prosperity Quest Fund и The Russian Prosperity Fund. По их мнению, данные отчетности компании за 2015–2016 годы свидетельствуют о том, что займы, выданные другим компаниям Олега Дерипаски, были списаны из отчетности ПАО либо их возврат был отложен на неопределенный срок, а проценты не платились. Миноритарные акционеры решили, что это результат недобросовестности президента «Группы ГАЗ» Вадима Сорокина и бенефициара компании Олега Дерипаски, которые «не предприняли никаких шагов для возврата задолженности по займам», а настоящей целью займов была выплата квазидивидендов в пользу конечного бенефициара ГАЗа в обход выплаты дивидендов миноритариям. В «Группе ГАЗ» претензии миноритариев называли «надуманными и неправомерными», отмечая, что убытков миноритарные акционеры не понесли, и займы будут возвращены.

Еще в процессе предварительного заседания ответчики потребовали от судьи закрыть заседание для общественности, мотивировав это непубличным содержанием документов, затребованных миноритариями. Последние, в частности, попросили представить список, детали и реквизиты всех договоров займа, которые стали причиной судебного спора. По мнению юристов Prosperity, эти данные не только не относятся к коммерческой тайне, но и обязаны публиковаться, так как речь идет о договорах со связанными компаниями. «Информация о связанных сторонах должна публиковаться в отчетности компании, в том числе информация о характере взаимоотношений с ними, о видах и объемах операций… В обязательном перечне отсутствуют только сведения о дате и реквизитах договоров, но сами по себе эти сведения коммерческой информации не несут — еще бы назвали коммерческой информацией количество страниц в договоре или шрифт, которым договор напечатан», — возмутился представитель миноритариев. На это юрист Олега Дерипаски возразил, что компания сама будет определять, что является ее коммерческой тайной, и счел заявление оппонентов вмешательством в операционную деятельность предприятия. Представитель ПАО ГАЗ, которое выступает в деле третьим лицом, добавил, что запрашиваемые документы отражают финансовые потоки компании и эта информация не является публичной. При этом формальные вопросы миноритариев по грифу секретности, стоящему на спорных документах, представители ответчиков назвали «академическими» и несущественными: «мы же тут не диссертацию защищаем». Миноритарии сообщили, что не собирались распространять детали договоров в СМИ и планировали использовать их для формирования адвокатских запросов в связанные компании с целью сбора доказательств.

Судья Сергей Боровиков вынес постановление о закрытии процесса для прессы и публикаций. Обжалованию это постановление не подлежит. Юристы Prosperity считают, что введение режима коммерческой тайны для закрытия судебных заседаний является злоупотреблением правом.

В группе ГАЗ полагают, что Prosperity, не имея права на доступ к коммерческой информации, пытается ее получить в обход закона через подачу к ГАЗу исков о взыскании надуманных убытков. «Обвинение Prosperity, что ГАЗ якобы пытается скрыть информацию об иске, абсурдно, так как ГАЗ неоднократно официально подробно комментировал этот иск в СМИ. Кроме того, закрытие процесса не препятствует доступу к такой информации самих участников процесса — истцов и ответчиков», — отмечают в компании.

По мнению руководителя корпоративной практики юридической фирмы Sameta Ольги Сницеровой, любая коммерческая компания имеет право закрывать часть информации от общественности, и на позициях сторон закрытие процесса практически не скажется, как и на возможной сделке с иностранной компанией (ранее желание скрыть информацию о корпоративном конфликте юристы Prosperity Capital связывали с переговорами между Олегом Дерипаской и Volkswagen Group о продаже части российского бизнеса группы ГАЗ. — „Ъ“). «Потенциальные партнеры в любом случае будут тщательно проверять все документы, а бенефициар ГАЗа может дать гарантию возвращения займов, выданных связанным компаниям, либо на соответствующую цифру уменьшить сумму сделки», — полагает юрист. По ее мнению, даже если убытки будут доказаны, они не всегда являются следствием действий конкретных лиц: есть судебная практика, подтверждающая, что не всегда бухгалтерский убыток равен реальному убытку от действий управленцев. При этом уменьшение объема кредиторской задолженности в консолидированной финансовой отчетности не всегда означает списание или прощение долга — могла иметь место пролонгация договоров займа. Чтобы подтвердить незаконность действий топ-менеджмента, миноритариям придется доказать, что спорные договоры займа были заключены на нерыночных условиях, не исполняются и отвлечение этих средств от производства повлекло убытки для предприятия, рассуждает Ольга Сницерова.

https://www.kommersant.ru/doc/3502879


Возврат к списку



СОФТИС - разработка сайта